19:02 

Bittersweet (Горькая сладость)

Призрак на перекрёстке
Томный Лорд Волдеторт (с)
Название: Bittersweet (Горькая сладость)
Автор: Призрак на перекрёстке (Алиру aka сумасшедшая яойщица)
Фандом: Naruto (Наруто. Ураганные хроники)
Главы: 1 часть – 5 глав; 2 часть – 4 главы
Бета: нету оной
Персонажи: Кисаме/Итачи, Мадара, Орочимару, Хидан, Какузу, Саске, Сакура, ОМП и многие другие, многие мельком.
Рейтинг: R или NC-17
Статус: в процессе
Жанр: драма, немного романтики
Дисклеймер: не претендую
Предупреждение: Чен-слэш (секс с несовершеннолетним), возможен ООС, АУ-реальная жизнь, авторская логика и больная фантазия, на горизонте фика, может показаться пафос, в самом начале совсем капелька ЮСТа, присутствует нецензурная лексика. И, да, самое главное предупреждение – смерть обоих главных героев.
От автора: Писалось по заказу Marisa-san и icha-icha-girl, которые хотели: «Кисаме – боец нелегального бойцовского клуба Акацуки, Мадара – владелец этого клуба, Итачи – внук Мадары. Между Кисаме и Итачи, возникает взаимное чувство. Обязательно должны быть: АУ-реальная жизнь, чен-слэш и драма. Размер – не меньше миди, рейтинг – не ниже R. Остальное на усмотрение автора».
P. S. Один Ками-сама знает, какие мысли бродят в головах вышеобозначенной пары, а автор так, предполагает. Сразу говорю: «Гомен», но у Призрака такое видение отношений данной пары. Написаны пролог и две первые главы.


Нелегальный бойцовский клуб Акацуки – представлял собой огромное, трёхуровневое подвальное помещение, где бОльшую часть первого, занимал прямоугольный ринг. Там же, в непосредственной близости от него, располагалась букмекерская контора, в которой перед каждым боем организовывался тотализатор, где принять участие мог любой из зрителей.
На втором, как называли его сами бойцы – уровень А, размещались санчасть, спортзал и своеобразные гримёрки новичков. Фавориты толпы или же элита, впрочем, как и сам владелец – Учиха Мадара, занимали третий уровень – S. Сами же уровни были построены по периметру ринга, таким образом, чтобы те, кто готовился к своему выходу, могли видеть текущий бой. Но, самое главное отличие этого клуба от других, заключалось даже не в размере и особенностях архитектуры, а в одном-единственном правиле, по которому все бойцы, выходящие на ринг, обязаны были действовать в паре. Но, как и в любом правиле есть исключения, так и в Акацуках было своё – Хошигаке Кисаме. Фаворит толпы, а в прошлом телохранитель Мизукаге, был одним из сильнейших бойцов и любимцем Мадары, но, из-за своего вспыльчивого характера и устрашающей внешности, получил прозвище «Монстр ринга» и являлся одиночкой. Хотя, нет… Напарника ему заменял огромный меч – Самехада. Мадара лишь усмехался, глядя на него, но ничего не говорил, ведь на ринге Акацук не существовало ограничений в выборе стиля боя и оружия.
О самом же клубе, ходили весьма нелицеприятные слухи, а сам Мадара, давно уже стал притчей во языцех не только в Конохе, но и далеко за её пределами. Впрочем, скандальной репутации клубу, добавлял и известный своими опытами над людьми – биолог Орочимару. Но, не смотря на всё это, каждую ночь, двери клуба призывно распахивались в ожидании своих зрителей.


Перед боем, в гримёрках всегда царила наэлектризованная атмосфера: предвкушение жестокого боя, вызывало усиленную выработку адреналина даже у самых опытных бойцов. Именно поэтому, на уровнях чаще всего можно было услышать мат и похабные шуточки в сторону противников – ещё один способ снять напряжение перед выходом на ринг. Но, среди всего этого хаоса и гомона толпы, на третьем уровне резко выделялся высокий, широкоплечий мужчина, который в абсолютном молчании, задумчиво бинтовал кисти рук эластичными бинтами.
*Нет, он просто издевается надо мной! И вот надо было этому мелкому паршивцу заявиться ко мне в гримёрку и, молча, застыть в дверях, словно каменное изваяние. Спрашивается в задачке – что он этим хотел сказать? Нет, я понимаю – пришёл и что-нибудь сказал, но тут… Постоял в дверях секунды три и так же, молча, удалился, а я теперь, ни о чём другом думать не могу, а следующий выход, между прочим, мой. Хотя, мальчишка совершенно не виноват в том, что при виде его хрупкой фигурки и чёрных глазищ на пол-лица, у меня последние тормоза слетают. Наверное, он даже и не знает, что у одного из бойцов его деда, вот уже год как крышу сносит от определённых желаний, возникающих только при одном взгляде на него. К слову сказать, в свои четырнадцать, он чертовски красив: светлая, цвета слоновой кости, кожа, большущие антрацитово-чёрные глаза, в которых нередко проскальзывают кроваво-красные всполохи – особенность клана. Тёмные, пушистые ресницы, аккуратный излом тонких бровей и немного капризный изгиб нежных губ, но особое очарование его облику, придают длинные, доходящие до лопаток, чёрные шелковистые волосы и мягкий овал лица. Но, не смотря на всё это, на девушку, он совершенно не похож. Даже со спины. Даже с пьяных глаз. Но, кроме красоты, он, ко всему прочему, унаследовал ещё и силу.
Однажды, мне довелось увидеть его тренировку с Мадарой, и, хоть самый старший из Учих один из сильнейших людей, которых я знаю, Итачи ни на йоту ему не уступал. В бою, пусть даже и тренировочном, его движения были плавными, но вместе с тем, очень точными и хорошо продуманными. Складывалось такое впечатление, что Итачи предвидел все движения Мадары и заранее просчитывал уязвимые места. Именно эта невероятная смесь силы и грации, красоты и ума, перевернула мою жизнь с ног на уши. И ладно бы дело заключалось в одной физиологии… Так, всё. Хватит думать о нём, а то на ринг я сегодня точно не выйду. Мда, и о противниках, кроме того, что они приглашённые бойцы, ничего больше не известно.*

Мужчина раздражённо выдохнул сквозь стиснутые зубы и, выйдя из небольшого помещения гримерки, облокотился на перила, внимательно всматриваясь на ринг. Там, в свете ярких прожекторов, можно было хорошо рассмотреть четыре человеческих фигуры. Две из них, он узнал сразу – это были Сарутоби Асума и Юхи Куренай, довольно-таки сильная пара, конечно, не члены Акацук, но всё же. А вот двоих других – рыжеволосого пирсингованного парня и миловидную девушку, с белым цветком в сиреневых волосах, он видел на ринге впервые. Но, надо отдать им должное, двигались они чётко и слажено, надёжно прикрывая друг друга, и, не позволяя противникам, узнать слабые стороны напарника. Мужчина, скрестил руки на груди, старательно изучая технику их боя, потому что уж если они появились на ринге, то, была велика вероятность того, что в скором будущем они станут его противниками.
От созерцания боя, его отвлёк звук хорошо знакомых шагов, которые принадлежали отнюдь не самому приятному человеку на земле, а точнее, биологу Орочимару. Даже не поворачивая головы, Хошигаке точно знал, что тот остановился рядом.
- И как тебе мои творения, Кисаме-кун? – С присвистом спросил, подошедший к бойцу, Орочимару.
Повернув голову в его сторону, Кисаме широко ухмыльнулся, тщательно скрывая отвращение, которое он испытывал каждый раз, видя перед собой мёртвенно-бледное лицо с золотистыми глазами, очень похожими на змеиные.
- И кто из них, неужели Асума и Куренай? – Кисаме, абсолютно не горел желанием общаться с этим змееподобным человеком, но и перспектива проснуться утром без чего-либо важного, его совершенно не прельщала.
- Нет, они для меня абсолютно бесполезны, а вот… - Орочимару запнулся на полуслове, и, облизнув длинным языком тонкие губы, немигающим взглядом уставился в пространство за спиной собеседника.
Перехватив его взгляд, боец повернулся в ту же сторону и, невольно сжал кулаки – там, в самом начале площадки уровня, показались Мадара и Итачи. Узрев свою навязчивую идею, Кисаме тихо рыкнул, на все лады, коря свою судьбу, но, его тираду прервал змеиный шёпот
- Сладкий мальчик.
Осознав услышанное, Хошигаке резко развернулся к длинноволосому мужчине, который мерзко облизываясь, похотливо разглядывал тонкую мальчишескую фигурку. Сделав шаг к нему, с явным намерением выбить дух, за подобные взгляды в сторону Итачи, Кисаме был остановлен подошедшим к ним Мадарой.
- Вижу, твой эксперимент прошёл удачно, Орочимару. – И, кивнув бойцу, старший Учиха ушёл в свой кабинет, прихватив с собой и сумасшедшего биолога.
Оставшись наедине с Итачи, Кисаме, не зная как справиться с внезапно возникшей неловкостью, засунул руки в карманы широких джинс, старательно избегая смотреть на объект своей страсти. Видя его замешательство, Итачи тихо хмыкнул и, опёршись спиной о перила рядом с Хошигаке, негромко проговорил
- Твои противники – Майто Гай и Ширануи Генма. В своём деле они мастера, так что, не недооценивай их. И ещё, Кисаме… С Орочимару, я сам разберусь, не лезь в это дело. Тебе это ни к чему. – На последней фразе, Учиха пристально посмотрел в глаза своего собеседника, и тот, не смотря на то, что был старше на одиннадцать лет, почувствовал себя школьником, которого учитель ругает за разбитое окно. А Итачи тем временем, повернулся лицом к рингу, и, подперев подбородок кулаком, сосредоточено рассматривал пары. После нескольких секунд молчания, в течение которых, Кисаме просто любовался стоящим на расстоянии вытянутой руки мальчишкой, тот задумчиво, словно обращаясь к самому себе, заметил
- В бою с ними, не отвлекайся даже на долю секунды.
От этих слов, в мозгу Кисаме, будто тумблером щёлкнули и он, широко ухмыляясь, спросил
- Так вот, что Вы хотели мне сказать, когда пришли в гримёрку. Я прав, Итачи-сан?
Сделав вид, что не услышал вопроса, Итачи развернулся спиной к бойцу и, бросив короткое: «Пока», поспешно скрылся из вида.


Итачи, мысленно прокручивая события несколько минутной давности, медленно поднимался по лестнице чёрного хода в кабинет Мадары. От воспоминания о взгляде Кисаме, в котором было смешано слишком много противоречивых эмоций, он на секунду остановился и, закрыв лицо руками, негромко вздохнул.
*И что вообще я в нём нашёл? Хотя, прекрасно знаю что. Его сила, уверенность в себе, какое-то странное ощущение, что, не смотря на его репутацию «Монстра ринга», он никогда не применит свою силу по отношению ко мне. Но, пожалуй, самое важное это то, что только рядом с ним, я почувствовал себя намного спокойней. Он смог одним своим присутствием снять всё-то напряжение, что так долго хранилось у меня в душе. Мда, Хошигаке Кисаме, тебе единственному, после Саске, конечно, удалось пробиться к моей душе. И что же ты предпримешь, когда осознаешь это? Посмеёшься или просто проигнорируешь, а может, и вовсе скажешь, что тебе такое не надо. Ну, что ж, это покажет только время. *
Мальчик покачал головой и, отняв руки от лица, поспешил туда, куда изначально держал свой путь. Поднявшись на третий уровень, он толкнул светлую дверь и очутился в затемненном помещении кабинета, где в шикарном кресле из тёмной кожи, за большим дубовым столом сидел Мадара и, не спеша, потягивая из бокала виски, смотрел на ринг через тонированное окно.
- Ты опоздал. Бой уже начался. – Сухо проговорил он, даже не поворачивая головы к вошедшему внуку.
Итачи, вообще-то, не сильно любил бои и считал, что лучше всего не доводить дело до драки, но, из-за специфической деятельности Мадары, никогда не говорил об этом и потому, как всегда, молча, забравшись с ногами в стоящее напротив окна, точно такое же, кожаное кресло, принялся внимательно наблюдать за Кисаме. Тот, как всегда больше атаковал, чем защищался, но Учиха заметил, что двигался боец не так как обычно. В этот раз, его движения были какими-то рубленными и не до конца просчитанными. Именно осознание этого факта, больше всего удивило Итачи, ведь за те два года, что он наблюдал за Кисаме, он понял, что Хошигаке мог за доли секунды проанализировать поведение противника и, выявив для себя уязвимые места в его тактике, бить только по ним, тем самым выигрывая бой. Но сейчас, все его атаки были неясно-скользщими, не причиняющими большого урона и оставляющие больше пространства для ответного манёвра. Даже Самехада, обычно с лёгкостью повинующаяся сильным, уверенным рукам, как-то странно реагировала на движения хозяина.
Закусив губу с внутренней стороны, Итачи внезапно осознал, что добровольно проигрывать, Кисаме не стал бы. Не отрывая взгляда от движущихся фигур на ринге, он как всегда умело пряча свои эмоции за маской безразличия, тихо проговорил
- Этот бой…
- Да, это я попросил Кисаме проиграть. Рейтинги, сам понимаешь. – Даже не видя своего деда, Итачи прекрасно знал, что у того по лицу расползлась, не предвещающая ничего хорошего, и больше похожая на оскал, улыбка. – Итачи, что-то слишком ты уж интересуешься этим бойцом, с чего бы это? – Не скрывая ехидства в голосе, Мадара ловко перевёл тему разговора.
Внутренне сжавшись от этого колючего и нахального тона, наследник клана, бесстрастно ответил
- Нет. Я просто изучаю его стиль боя. Так же как и других. – Итачи ненавидел оправдываться, особенно, перед Мадарой, но и допустить, чтобы дед узнал об истинных причинах такого повышенного интереса к Кисаме, он не мог.
Окинув, напряжённо застывшего в кресле внука, насмешливым и одновременно цепким взглядом, Мадара ухмыльнулся, мысленно делая ставки на то, кто же сдастся первым: его лучший боец или всё-таки внук.
Чувствуя на себе тяжёлый взгляд, Итачи отвернулся от ринга, где уже заканчивался кровавый бой, объясняя своё поведение тем, что ему стало скучно смотреть на эту бойню и еле держащегося на ногах Кисаме. Легко соскользнув с кресла, и, попрощавшись с Мадарой, он выскользнул за дверь.
Оказавшись в пустом коридоре, Итачи бессильно сжал кулаки. Он был бы и рад оказаться как можно дальше от Мадары, да и всего этого места, но страх того, что ему несовершеннолетнему мальчишке без родителей никогда не доверят заботу о младшем брате, заставлял стискивать зубы и продолжать жить так, как этого хотел Мадара, стараясь хоть таким способом уберечь брата от того, чтобы тот стал очередной игрушкой в руках деда. Учиха никогда особо-то и не доверял ему, но альтернативы всё равно не было. Он и Саске – сироты, лишившиеся родителей в результате авиакатастрофы, и Мадара, единственный кто выказал желание забрать детей под своё крыло. Но, Итачи также прекрасно знал и то, что желание это шло не от всего сердца, а скорее из того, что мальчики наследовали хорошо налаженный, семейный бизнес, который при оформлении опеки, перешёл в руки Мадары, правда, до совершеннолетия старшего из братьев.
Невесело усмехнувшись одними уголками губ, он направился в зал для тренировок, и просто не смог пройти мимо гримёрки Хошигаке.
***
Бой был затянутым и закончился не в пользу Кисаме, который следуя приказу Мадары, проиграл. Боец прекрасно знал, почему глава сильнейшего клана и основатель Акацук, сделал такой ход. Рейтинги и новые многозначные ставки, это было не только основной причиной, но и своеобразным способом выжить в той сфере, где жизнь измерялась только количеством нулей в чековой книжке. Тряхнув головой, отгоняя посторонние мысли, словно назойливых мух, мужчина на автомате добрался до своёй гримёрки.
Сплёвывая на бетонный пол солёную и вязкую кровь из разбитой губы, он, пошатываясь, ввалился в небольшое помещение и уселся на узкую кровать, стоявшую там просто на всякий пожарный. Сложив руки на коленях и уткнувшись в них лбом, Кисаме тяжело вздохнул, не вовремя вспоминая лёгкую полуулыбку, скользнувшую по губам Итачи, когда они прощались. В какой-то степени, он был благодарен мальчишке за информацию о противниках, но из-за этой встречи, боец, больше думал о хрупком теле этого самого мальчишки, нежели о своих движениях.
Ещё раз вздохнув, он поднял голову и на столе, обнаружил не замеченную ранее аптечку. Встав с кровати, Кисаме сделал шаг в её сторону и удивлённо замер. На чёрной крышке, белым пятном выделялся небольшой листок. Взяв его в руки и поднеся ближе к глазам, боец прочитал написанные ровным, почти каллиграфическим почерком, строчки: «Я поставил на тебя. Так что, не вздумай больше проигрывать». Недоумённо повертев записку в руках, он подумал, что это очередная выходка Зецу – информатора в Акацуках, но, сразу же отмёл её за абсурдность. А вот пришедшая на ум догадка, что это сделал Итачи, никак не желала оставлять Кисаме, который отложив записку, принялся обрабатывать многочисленные, но не глубокие раны.
*А что, вполне может быть. Оставить записку и скрыться, как раз в его духе. Когда увижу его в следующий раз, надо будет поблагодарить его.*
Закончив с перевязками, Кисаме переоделся в чистую одежду, а пропитавшуюся кровью, сложил в свой рюкзак, и, закинув его за плечо, он, через чёрный ход вышел на безлюдную, тёмную улочку. Кивнув охраннику, сторожащему массивную, железную дверь, Хошигаке направился в сторону своего дома, который находился в двух кварталах от клуба. Погружённый в свои мысли, он даже не почувствовал внимательный взгляд тёмных глаз, которые наблюдали за ним.

@музыка: Red - Alredy Over

@темы: Кисаме/Итачи, Фанфик на заказ, миди, от G до R или NC-17

URL
Комментарии
2012-07-14 в 18:38 

ImegalomaniaI
eat pray get tranquilizer
а продолжение будет?

2012-07-14 в 23:11 

Призрак на перекрёстке
Томный Лорд Волдеторт (с)
ImegalomaniaI,

Да, конечно, следующую главу я выложу во вторник, потому что она как раз дописывается)

URL
2012-07-15 в 19:06 

ImegalomaniaI
eat pray get tranquilizer
Уии... удачи автор буду ждать)

2012-07-15 в 20:18 

Призрак на перекрёстке
Томный Лорд Волдеторт (с)
ImegalomaniaI,

Ой, спасибки за пожелание))

URL
   

My Obsession

главная